ВИЧ и Адвокация. Мировой опыт

Канада

В Канаде в основном используется закон о насильственных действиях сексуального характера при судебном преследовании в вопросах предполагаемого неразглашения ВИЧ. До постановление Верховного суда в октябре 2012 года, преследование было основано на постановлении Верховного суда от 1998  г. (R V. Cuerrier), которое устанавливало, что не раскрытие известного положительного ВИЧ-статуса до вступления в половую связь, создает «значительный риск» передачи ВИЧ-инфекции и является мошенничеством, которое «лишает юридической силы» (делает недействительным) согласие на секс. Часто используются обвинения в посягательствах сексуального характера с отягчением, максимальное наказание за которые составляют пожизненное лишение свободы и регистрацию обвиняемого в качестве секс-преступника.

В октябре 2012 года Верховный суд отклонил доводы Правительства о том, что должен использоваться общий закон, требующий от людей, независимо от риска, раскрытия своего ВИЧ статуса и подтвердил действие постановления 1998 года, отметив, что любой половой акт, при котором существует риск «реальной возможности передачи ВИЧ» будет рассматриваться как насильственные действия сексуального характера при отягчающих обстоятельствах, если человек с ВИЧ не раскрывает свой статус до секса. Суд, однако, заявил, что ВИЧ-положительный человек может освобождаться от обязательства раскрывать свой статус только тогда, если ВИЧ-положительное лицо обладает низкой вирусной нагрузкой и плюс к этому использует презервативы. Ранее судебная практика подтверждала, что либо использование презервативов, либо низкая вирусная нагрузка были доступны в качестве защиты.

Коалиция правозащитных организаций по вопросам ВИЧ во главе с канадским ВИЧ/СПИД правозащитным сообществом (the Legal Network), которое ранее  выступало в качестве инструмента вмешательства в обоих случаях, сделало заявление, что они «шокированы и встревожены» данным постановлением, назвав решение «существенным шагом назад в области общественного здравоохранения и прав человека». Они отметили, что стандарты применяемые судом о «реальной возможности», являются «призрачным ограничением уголовного права, нагло игнорирующим науку и открывающим двери в вынесении обвинительных приговоров за неразглашение даже в тех случаях, когда риском передачи вируса можно пренебречь, когда он приближен к нулю».

«Добавляя продолжающуюся несправедливость, действия  суда будут  серьезно подрывать усилия в области общественного здравоохранения», отметили интервенты. «Криминализация неразглашения ВИЧ является тем фактором, который препятствует прохождению тестирования на ВИЧ и накладывает скрытность в вопросах того, какой информацией люди будут делиться с медицинскими специалистами и с теми, кто оказывает поддержку в данных вопросах».

Ряд канадских исследований (приведенных в разделе 7.1), а также исследования 2011 г., посвященные изучению медицинских работников, определяют, что отсутствие ясности в обязанности раскрывать ВИЧ статус приводит к «тревоге и путанице» в умах людей, живущих с ВИЧ и к «противоречивым советам и консультациям в вопросах ВИЧ».

После появления постановлений, члены коалиции интервентов проводят обучение заинтересованных сторон о последствиях постановлений, предоставляя полный анализ политики, а также информацию для людей, живущих с ВИЧ. Правовое сообщество также работает в области обновления ресурсных комплектов по криминализации ВИЧ для адвокатов и защитников, для медицинских работников в сфере ВИЧ и других лиц, оказывающих услуги в данной области.

Выпущенный правовым сообществом убедительный документальный фильм «Инфицированные женщины: разоблачения несправедливости», включающий в себя интервью с четырьмя женщинами, пострадавшими от криминализации ВИЧ, а также интервью юристов, врачей, консультантов и вспомогательных работников, был особенно успешен в плане освещения непропорционального воздействия ВИЧ криминализации на женщин, живущих с ВИЧ, несмотря на популярное мнение, что криминализация ВИЧ защищает женщин.

Вслед за согласованной двухлетней кампанией Рабочей группы Онтарио по уголовному праву и подверганию заражению ВИЧ, утверждающей, что «королевские юристы не должны преследовать людей, кто использует презервативы или имеют низкий уровень вирусной нагрузки, просто потому, что они могут», представители управления Министерства Генерального прокурора встретились с членами Рабочей группы Онтарио в январе 2013 года, чтобы обсудить прокурорские руководящие принципы.

Хочется надеяться, что прокурорские принципы, смогут:

Уточнить обстоятельства, при которых уголовное преследование является подходящим и способствовать тому, чтобы люди, живущие с ВИЧ, не преследовались в тех случаях, когда нет реального риска передачи ВИЧ.

Помочь убедиться, что при возбуждении уголовного дела и уголовного преследования есть полное и точное понимание текущих медицинских и научных исследований по вопросам ВИЧ и рискам передачи ВИЧ-инфекции, и учитывается социальный контекст, живущих с ВИЧ.

Помочь убедиться, что полиция и Королевские адвокаты рассматривают, связанные с ВИЧ возбуждаемые уголовные дела на справедливой и недискриминационной основе.

Прояснить, что закон распространяется на все заболевания, передающиеся половым путем, так что ВИЧ не выделяется отдельно от них и является нормальным явлением.

Согласованность встречи, вероятно, была продиктована  проведением кампании «Дважды подумай, прежде чем что-то сделать», инициированной широкими массами представителей организации AIDS Action Now, которые попросили королевских прокуроров Онтарио «дважды подумать» о выдвижении доводов в счет будущих преследований. Мероприятия, направленные на поддержку разработки прокурорских принципов ведется также в Квебеке.

В феврале 2013 года, правовое сообщество Legal Network и HIV & AIDS Legal Clinic Ontario (HALCO) и Юридическая клиника Онтарио по ВИЧ и СПИДу (Halco) представили документ в Комитет ассоциации начальников полиции Онтарио, рекомендующий разработку конкретных руководящих принципов в отношении неразглашения ВИЧ (и, возможно, других инфекций, передающихся половым путем), и дать конкретные рекомендации для полиции, которые могут быть включены в общее руководстве «Best Practice» (Наилучшая практика).